О чем говорят в Ейске

Не буду умничать, но всё же сказку, что в последнее время всё острее чувствует­ся большой разрыв между реальностью и тем, чем нас пичка­ют и местные СМИ, и центральное телеви­дение. А в России сло­во играет крайне важ­ную роль.

Нас, например, убежда­ют, как это здорово жить в курортном городе, наслаж­даться морем, солнцем, иметь возможность оздоравливать детей, не отходя от школьного двора, есть до отвала фрукты и овощи. И вообще, лето надо любить за надежды на поворот к лучшему. А самым важным ускорителем перемен, полу­чается, был кинофестиваль «Провинциальная Россия».

Но народ всё понимает иначе. Для него кинофести­валь — подкрепление успехов местной власти в политике. И больше ничего. Никакой вос­питательной роли он не имеет, как и значения для пропаганды ейского курорта. Потому что бездарно построен его сцена­рий. Кинофестиваль — это воз­можность заработать деньги для приехавших артистов и хлебосольное место отдыха для них же. Нет массовости мероприятий фестиваля. Что значит показывать конкурсные фильмы в зале на 200 мест.

И ещё. Ейчанам, да и го­стям, непонятно, куда тратятся миллионы спонсорских денег, если широты и блеска действа не наблюдается. Читатели уди­вительно осведомлены о сум­мах. Даже нас просвещали, когда журналисты на все во­просы финансовые им отвеча­ли: «Мы не в курсе». Мол, что не в курсе? Денег собрали бо­лее десяти миллионов. И толь­ко художественный руководи­тель фестиваля Новожилов за свой труд получил 800 тысяч. Не могу знать, передо мной никто не отчитывался о гоно­раре, но признаюсь, было не­приятно слышать на открытии фестиваля признание этого художественного руководите­ля (при представлении продю­серов и сценаристов), что это его друзья. Всё-таки мы ждали встречи с артистами кино, а не с друзьями Новожилова.

Но фестиваль прошёл. На­стала обычная жизнь. Народ ощущает себя обиженным и оскорблённым, когда сутками в сорокаградусную жару нет воды в кране и электроэнергии в доме. Иначе, чем униже­нием, не могут считать ейчане и ответы, которые даются им в официальных службах.

— Научите терпеливо вы­слушивать своих избирателей в приёмных главы района, в экстренной службе и разного рода диспетчерских. В такую жару сидим третий день без воды и света. Лопнуло тер­пение. Звоним по телефону 7-05-98 оперативному дежур­ному, чтобы узнать причину бедствия. Ответ прост. Мол, никакой беды нет. Вы же ейча­не, а не приехавшие из других мест, и должны знать, что ле­том всегда воды в городе не хватает. Запасайтесь. Наби­райте в вёдра, тазы, плошки. А что делать со светом, как его запасти? Интересуемся у спе­циалиста по работе с населе­нием. «Этого я не знаю», — был его ответ. Мы бы потерпели, если бы такие напасти бы­ли редкостью. А то ведь еже­дневно что-нибудь случается. Тут уже не до веселья, впору впасть в уныние, — позвонила в редакцию Галина Яковлевна с улицы Нижнесадовой.

А я считаю, что беда в том, что чиновники не хотят диало­га. Они хотят говорить сами. И поощряют тех, кто делает всё, чтобы они говорили сами. По­пробуйте напечатать что-то неугодное чиновникам. Ответ будет незамедлительно. И мои объяснения, что мы работаем с информацией, а это то, ради чего мы пришли в журналисти­ку, мало кого интересует.

Слышали бы вы, доро­гие читатели, кровные обиды представителей городской власти после опубликования сведений об их декларациях. Я так и не поняла, в чём наша вина. Ведь декларации они са­ми заполняли. Сведения о них есть в свободном доступе в Интернете. Неужели есть что скрывать? Или то, что на слуху, это капля в море?

Один из заместителей оби­делся даже на газетный за­головок, в котором речь шла о том, что чиновники преум­ножили свои капиталы. Разве это плохо? Мне кажется, это хорошо. Правда, было бы здо­рово, если бы одновременно с открывшимися невероятны­ми предпринимательскими талантами чиновничьих жён привалило счастье и рядовым ейчанам. Но коль такого не случается, мы и тому рады, что счастливы хотя бы чиновники. Слава Богу, что им кризис ни­почём.

Хотя понятно, что не все чиновники раскрыли всё, что нажили непосильным трудом.



В нашей газете было опублико­вано сообщение ейского меж­районного прокурора о много­численных фактах сокрытия государственными и муници­пальными служащими доходов и наличия в собственности зе­мельных участков.

Уверена, прокурору недо­вольства никто не выказал. А нам, например, председатель горсовета сообщил, что уча­ствовать в нашей акции «По­моги подписаться на «Совет» ветерану» участвовать не будет. «Я обижен на газету». Представьте, и не он один так обиделся. Мы не расстрои­лись. Нашли тех, кто действи­тельно верен и слову, и делу, искренне любит своих ейчан-ветеранов. И не только в День Победы 9 Мая.

Спасибо вам огромное, до­рогие. Спасибо, что поддержа­ли и газету, и наших читателей.

Откликнулись наши читате­ли на трагедию в Карелии. Ей­чанам ситуация близка. На Ей­ской косе несколько лет назад утонули ребята, отдыхавшие в лагере станицы Должанской. Звонившие выражали соболез­нование и говорили о преступ­ном безразличии и бездушии, которое захватило нас. Теперь ищут виновных, арестовывают и отправят в тюрьму. Но детей с того света не вернуть. При­водили примеры из местной жизни. Рассказывали, как ор­ганизована была в первый ме­сяц лета работа школьных пло­щадок. Спасибо смартфонам, они выручали организаторов досуга.

Я не буду углубляться в эту тему. Скажу только, для моего внука такой отдых закончился тепловым ударом. Работа это­го участка воспитания требует коренной перестройки. Обой­тись «Весёлыми стартами» и походами в парки сегодня не получится. Нужна продуман­ная организация свободного времени. Организация кропот­ливая. Участие в ней должны принять и родители, и власть. Развлечения, походы, инте­ресные экскурсии требуют средств.

Как требует пересмотра и организация работы муници­пального парка. Такого коли­чества критических замечаний мы ещё никогда не получали. Много говорим о курортном сезоне, но для создания ком­фортных условий для отдыха ничего не делаем. Гости Ейска удивляются состоянию аттрак­ционов. Например, «Колесо обозрения». Они не могут ни­чего сказать о его безопасно­сти, но о красоте-то говорят с раздражением.



Но криком кричат жители близлежащих домов по по­воду несоблюдения правил и санитарных норм музыкаль­ными коллективами в парке. Я тоже не могу понять, на кого рассчитывают руководители ансамблей? Громкость такая, что услышать рядом сидяще­го, стоящего говорящего не­возможно. (О репертуаре и посвящениях я речи не веду.) Оглушительная музыка льётся бурным потоком. Перерыва нет. Поэтому провести семей­ный праздник, деловую встречу нельзя. Всё организовано так, что можно только есть и пить. Общаться — ни-ни. Чув­ствуешь себя униженным.

Я бывала на курортах и ев­ропейских, и восточных. Везде работают оркестры, ансамбли, выступают даже хоровые кол­лективы. Но нет грома. Можно приятно общаться. Поэтому там и сидят по несколько ча­сов посетители. Читают газе­ты, заключают сделки (прямо на улице), пьют кофе, обмени­ваются рецептами, новостями, чувствуют себя людьми. А по­чему мы так не можем?

Я недавно имела глупость на семейный праздник при­гласить друзей в «лучший парк Краснодарского края». Пожалела. Не возражаю, при­готовлено всё было вкусно. Но не только ведь за шашлыком мы идём в места отдыха.

Ау, отделы культуры, у вас безграничное поле деятель­ности. Кроме кинофестиваля есть ещё где проявить свой талант.

Прошедшая неделя была наполнена и другими очень содержательными мероприя­тиями. О приезде губернатора края В. И. Кондратьева читай­те в материале Ирины Бойко в этом номере. Здесь же разго­вор и о сессии райсовета.

А вот ответить на вопрос читателей, что произошло в СХП «Советское», почему гордость нашего района, из­вестнейший его руководитель подал заявление об уходе с поста, пока в подробностях рассказать не можем. Я увере­на, Валерий Иванович Човган не смог иметь ничего общего с теми, кто «перестал видеть берега».

Но это уже другая публика­ция. Мы договорились с Вале­рием Ивановичем,что он даст эксклюзивное интервью нашей газете.

Валентина ДОЛГИХ, Заслуженный работник культуры России. «Совет Приазовья»

Комментарии (0)

Связаться с нами
© 2014—2021