Ейский ветеран помнит какой был салют 9 Мая 45-го в Москве

Чтобы чувствовать праздник

Никогда больше он такого не видел. С 8 на 9 мая ночь в Москве будто не наступала - столица была освещена салютами. Казалось, даже днём не бывало так светло. Их часть стояла под Москвой, они слышали залпы и смотрели в небо. И все друг друга обнимали. А Николаю 9 мая исполнилось девятнадцать. Впрочем, он и сам тогда об этом позабыл. Победа!

Николай Иванович Яковлев награждён медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», юбилейными. Семьдесят один год прошёл. На днях ему исполнится девяносто. Возвращаю его в прошлое, которое, каким бы тяжёлым ни было, вспоминается светло. Родился в Оренбурге. Потом, спасаясь от голода, семья уехала в Казахстан. Но и в Кызылорде жили бедно. «Сестра, она была постарше, нанялась в няньки. И как могла меня подкармливала. Иногда давала пять копеек – настоящее богатство! Тогда я покупал на вокзале сладкую булочку «фризольку». Потом, когда отец погиб, на том же вокзале я сел в проходящий поезд. Мне было всё равно, куда он шёл. Два года беспризорничал… Однажды в Куйбышеве к нам подошёл хорошо одетый мужчина: «Ну, что, пацаны, хотите стать артистами?» И позвал меня с приятелем к себе в театр помощниками. Казалось, жизнь наладилась. А тётя Наташа, которая нас кормила, даже собиралась меня усыновить. Всё рухнуло, когда выяснилось, что приятель – он был намного старше – украл у директора дорогую старинную книгу…»

И снова Коле было всё равно, куда идёт проходящий поезд. В тамбуре товарного вагона спящего на полу мальчишку заметили пограничники. То была станция Кушка. Привели беспризорника на проходную части. Куда его? Дежурный звонит командиру: «Тебе не нужно пацана?» Так Коля стал сыном полка. «Но через несколько месяцев, – рассказывает, – вышел указ направлять таких, как я, в детские дома. И я попал в детдом города Мары в Туркмении. В июне 42-го окончил восьмой класс, и нас отправили в совхоз в посёлке Сандыкачи Иолотанского района. А там поля, сады, бахчи, и из реки Мурган качают воду. Механик водокачки показал, как поршневые кольца подгонять, как регулировать форсунки дизеля. С полгода я всему учился, а после стал работать самостоятельно».

Спал он тут же, на работе, возле закреплённого на двадцатиметровой высоте водяного бака для охлаждения двигателя. Матрас и постельное бельё дали при «выпуске» из детдома. Хлеба пятьсот граммов в день давали. «Возьмёшь, – вспоминает, – за три дня и… сразу всё съешь. А ещё случалось, что плывущее бревно застопорит двигатель. Ты ныряешь в ледяную реку и вытаскиваешь».

Николай проработал на водокачке года два. Совхозный механик был им очень доволен и дважды ходил в военкомат доказывать, что парнишка – незаменимый специалист. Но в июне 44-го Николая призвали в армию и направили на Прибалтийский фронт в составе 54-го Западного стрелкового полка 278-й отдельной стрелковой роты сопровождения воинских грузов. «Всё для фронта» – было написано на товарных вагонах, которые они охраняли. Вспоминает Николай Иванович, как сопровождали десять вагонов из Воронежа до литовского города Шауляй: «Километров за двадцать до станции машинист дал необычный и, как показалось, жалобный «двойной» гудок. Это было всё, что он успел. Впереди бандиты разобрали рельсы и убили машиниста. Человек тридцать в белых маскхалатах с автоматами выскочили из лесу, начали по нам стрелять. Нас было десять, и отстреливались из винтовок. Но мы залегли под вагоны, и спицы колёс служили опорой при стрельбе. Позиция у нас была лучшая, бандиты это поняли и отступили в лес. Из Шауляя прибыла бригада, восстановили рельсы – вначале на живинку. Прислали нам другого машиниста, и он тихонько протащил состав до станции. А в Шауляе лейтенант пошёл к коменданту вокзала узнать, куда вагоны разгружать. И взял меня с собой. Пока я ожидал его, ко мне подошёл парень и попросил прикурить. Но только я полез в карман, ударил в лицо чем-то тяжёлым. И я, можно сказать, потерял глаз.

После войны, приехав в Ейск, где тогда жила сестра, Николай устроился работать на завод «Молот» (позже «Полиграфмаш»). Став зубофрезеровщиком шестого (высшего) разряда, выполнял самые ответственные работы. Имел личное клеймо и работал без ОТК. Ударник Социалистического Труда. Ветеран Министерства лёгкой промышленности. Награждён орденом Трудового Красного Знамени, медалью «Ветеран труда»... Вспоминает: «Даже когда завод уже не работал, председатель нашего совета ветеранов Ирина Симонянц старалась сохранить традиции. Ко Дню Победы проф­союз накрывал для нас столы. Мы приносили цветы к Доске Памяти работников завода, которые не вернулись с фронта… Потом шли на площадь Революции. Мы чувствовали праздник…» «Хотите 9 Мая побывать на митинге?» – прерываю затянувшуюся паузу. «Конечно! Приглашение от совета ветеранов уже получил».

Татьяна ШЕКЕРА,
фото автора.

Комментарии (0)

Связаться с нами
© 2014—2021