Ейчан-подводников поздравили с профессиональным праздником

19 марта - День моряка-подводника

Было бы неправильным считать, что день моряка-подводника – праздник лишь тех, кто на субмаринах разных типов бороздит глубины мирового океана. Этот день отмечают и те, кто строит и ремонтирует подводные корабли на стапелях судостроительных заводов, кто обеспечивает жизнь и деятельность баз подвод­ных лодок, готовит кадры для подводного флота, разрабатывает и внедряет новую технику и вооружение.

Так считает капитан первого ранга, в недавнем прошлом командир атомной подводной лодки Юрий Иванович Касаткин (на фото).

– Я ещё со школьной скамьи решил, что буду военным моряком, – рассказывает Юрий Иванович. – Пришёл в военный комиссариат, собрал все необходимые документы. Получил направление и поступил на ракетный факультет высшего военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола. В училище в то время, а это было в 60-х годах прошлого столетия, преподавали опытные офицеры-подводники, прошедшие через горнило Великой Отечественной. Они щедро делились с нами своими знаниями и боевым опытом…

После окончания училища молодой лейтенант был направлен на Северный флот. Первая должность – командир группы старта. Позже стал помощником командира корабля, потом старшим помощником, командиром ракетного крейсера. На такие должности случайные люди не попадали. Отбор вёлся очень жёсткий. Выбирали лучших из лучших. Достаточно сказать, что из 51 выпускника, с которыми Юрий Иванович окончил училище, лишь только 5 впоследствии стали командирами атомоходов.

За спиной у Юрия Касаткина 15 боевых автономных походов, тысячи морских миль. Атлантический океан, Средиземное и Саргассово моря. Международная обстановка в те времена, как впрочем и сейчас, была напряжённая. Для шестого флота США местом оперативного предназначения являлось Средиземное море. Ракета, выпущенная с борта американского корабля, могла за несколько минут долететь до территории Советского Союза. Сдерживающим фактором для НАТОвцев являлся советский подводный флот, который непрерывно нёс боевую вахту в морях и океанах, держа под контролем боевые корабли потенциального противника. И не только в Средиземном море. Нахождение советских ракетных крейсеров в Саргассовом море было головной болью для командования армии США. Ведь оттуда советские ракеты с ядерными боеголовками за считанные минуты достигали берегов американского побережья. Естественно, ни одна горячая голова из Пентагона, как бы она ни хотела, не могла отдать команду на нанесение ракетно-ядерного удара по территории СССР.

– Психологически для человека очень сложно находиться длительное время в замкнутом пространстве, ежедневно видя перед собой одни и те же лица, – говорит Юрий Иванович. – И в длительных походах очень важна была психологическая подготовка экипажа. Но тогда, к сожалению, специалистов-психологов на флоте можно было по пальцам пересчитать. Поэтому вся эта работа ложилась на плечи офицеров. В экипажах подводных лодок почти половина личного состава – военнослужащие срочной службы. Тогда служили три года. После шести месяцев учебки молодой матрос, как говорится, закреплял полученные теоретические знания на практике. И лишь только после года службы становился специалистом, который мог на корабле самостоятельно выполнять поставленные перед ним задачи. Чтобы осваивать технику и вооружение, надо было иметь определённые базовые знания. И восьми или десяти классов здесь уже было явно мало. Поэтому и отбор призывников на флот был довольно жёсткий.

Примечательно, что в экипажах служили люди разных национальностей, но никаких эксцессов на почве национальной розни не возникало. Да и не могло возникнуть, поскольку экипаж подводной лодки – единый слаженный механизм. И нередко от действий одного человека зависит жизнь всего экипажа.
node:title
- По многим параметрам, - говорит Юрий Иванович, - советская военная техника превосходила американскую. У нас были подводные корабли, которые опускались на глубины более 1000 метров. Был период, когда я проходил службу на подводной лодке (проект «Анчар»), мы её называли золотой рыбкой, которая развивала скорость более 47 узлов в час. Это был самый скоростной ракетный подводный крейсер в мире. Такой скорости не может достичь даже в настоящее время ни один подводный корабль НАТО. А что говорить о тех далёких 70-80-х годах прошлого столетия. Проект оказался дорогостоящим. Под данную модель приходилось переоборудовать и места швартовки, поскольку титановый корпус судна рядом с металлическим пирсом способствовал ускоренной коррозии последнего.

В дальних походах экипаж не избалован разносолами. Да что там говорить! Обычный хлеб является деликатесом. Хлеб, конечно, в поход брали, но он был без вкуса и запаха.

- Был у нас на лодке матрос по фамилии Воробей, - вспоминает Юрий Касаткин. - И однажды он попросил разрешения испечь хлеб. Всё необходимое у нас для этого имелось. Дал «добро». Мы тогда в Средиземном море находились. Когда на борт судна с инспекционной проверкой прибыло командование эскадры, оно, конечно, удивилось запаху свежеиспечённого хлеба. Сняли пробу. Оценили по достоинству.

Находясь на камбузе, адмирал спросил у кока, каковы его действия при объявлении боевой тревоги. Кок стал рассказывать, но адмирал сказал: «Выучить порядок действий можно, ты покажи». Матрос чётко выполнил всё, что предписано инструкциями, за что и получил, единственный из всего экипажа, благодарность от командующего эскадрой. Уверен, если бы адмирал поставил задачу перед любым членом экипажа, она была бы выполнена, поскольку мы постоянно вели боевую учёбу, отрабатывали действия всего личного состава в той или иной обстановке.

Эта слаженность экипажа помогла, когда атомоход в подводном положении возвращался на базу и произошёл разрыв первого контура реактора. Люди действовали чётко и грамотно. При чрезвычайной ситуации никто из экипажа не пострадал. Ракетный крейсер всплыл на поверхность, какое-то время шёл под дизелями. Позже подошло судно-спасатель, взяло лодку на буксир и привело на базу. Отличившиеся члены экипажа были представлены к государственным наградам. Юрий Иванович Касаткин был награждён орденом Мужества.
Выйдя в отставку и переехав в Ейск на постоянное место жительства, дома на диване у телевизора не сидит. Его часто можно видеть в учебных заведениях города, где он рассказывает молодёжи о Военно-морском флоте, дальних походах, участвует в различных мероприятиях военно-патриотической направленности, возглавляет морское собрание, куда входят служившие ранее на флоте офицеры и мичманы.
Подводный флот России, переживший тяжёлые времена в конце прошлого и нынешнего столетия, сегодня укрепляет свои позиции. Он вернулся на просторы мирового океана и является надёжным оплотом стабильности международной обстановки.
Георгий Тимофеев

Комментарии (0)

Материалы по теме

Связаться с нами
© 2014—2022