Ейские защитники животных считают неправомерным отстрел собак на предприятии

Давайте говорить по-русски


«Убили Куклу, Бодулая, Галю, Борю, даже Мотеньку… – со слезами рассказывают работницы АРЗ. – Все суки стерилизованы – мы всем коллективом деньги собирали. И наши заводские собаки были совершенно безобидными. Все их знали по кличкам, любили и кормили… Мужчина по имени Николай, приехавший в тентованной «ГАЗели» (без названия фирмы и её телефона), ходил с ружьём по территории завода. Начальник хозчасти Александр Бессмертный показывал ему собак... А те даже не убегали, потому что были ручными. Мы пытались спрятать их в цеху, закрыть собой… Просили: «Не убивайте! Они здесь много лет живут, и все стерилизованы. У нас была договорённость с бывшим директором… Вы нарушаете закон – это жесткое обращение с животными! Мы будем жаловаться!» «Я выполняю свою работу» - отвечал стрелявший. «Быстро разошлись по рабочим местам! – скомандовал Бессмертный. – Пишите куда хотите, на ваши жалобы никто внимания не обратит!» Это случилось в середине декабря.

Напомню, что в газете мы рассказывали, что почти три года назад ОЗЖ «Ковчег» удалось договориться с директором завода (теперь бывшим) Александром Речестером. Тогда защитники животных установили на проходной специальный ящик для сбора денег, на которые и стерилизовали заводских собак. Но пришло новое руководство, зашуршала новая «метла». Когда корреспондент приехала к месту происшествия, у проходной АРЗ уже стояла полицейская машина, прибывшая по вызову работников завода. Полиция предложила стрелку проехать в дежурную часть. В «ГАЗель» погрузили трупы собак. После того, как в полиции был составлен протокол случившегося, защитники животных настояли, чтобы им дали возможность отвезти трупы в ветуправление для вскрытия.

Не надо быть правоохранителем, чтобы понять, что отстрел собак (ручных, стерилизованных, днём, на глазах у всех) грубо нарушает законодательство. В том числе статьи 230 и 231 Гражданского кодекса (отловленное животное положено не менее шести месяцев содержать в приюте), а также подписанное губернатором края 7 апреля 2014 года постановление №300 о том, что численность безнадзорных животных должны регулировать гуманными методами и тоже содержать в пункте временной передержки до полугода. Наконец, отстрел собак подпадает под статью 245 Уголовного кодекса - жестокое обращение с животными. ОЗЖ «Ковчег» и свидетели ЧП обратились с заявлениями в полицию. «Вещдоками» стали трупы собак. Однако участковый, которому поручили расследовать случившееся, заявил, что «нарушений не установлено, поскольку отлов проводили по договорённости с руководством завода».

Чуть отвлекусь от законодательной стороны вопроса, чтобы сказать… о русском языке. В нём есть эвфемизмы – «слова, заменяющее другие, неудобные для данной обстановки или грубые и непристойные». В нашем случае заказчики и исполнители (равно как контролирующие органы) заменяют «уничтожение» словом «отлов», потому что «немножко стесняются» того, что происходит. Договор об «отлове» заключён с краснодарской предпринимательницей Колосовой. К выполнению контракта общей стоимостью 1 миллион 48 тысяч 492 рубля та приступила в июле. И если верить отчёту, сразу было подобрано около двухсот трупов собак, «сбитых машинами или умерших от сердечной недостаточности из-за сильной жары». Понятно, что в ветуправлении, подписывая документ, не устанавливали причину гибели каждой из «подобранных» собак. И говорить о достоверности отчёта не приходится. Иначе бы ветуправление и Санэпиднадзор должны были бить тревогу - такой падёж собак на территории района означает эпидемию животных - эпизоотию.

Тогда, в июле, ОЗЖ «Ковчег» обращалось с заявлением в Ейскую межрайонную прокуратуру. И прокурор объявил начальнику управления ЖКХ «предостережение о недопустимости нарушений бюджетного законодательства и оплаты оказанной не в полном объёме услуги». Имеется в виду, что акт приёмки работ был подписан без учёта выполнения всех предусмотренных контрактом действий. Это отлов (а не уничтожение) и размещение животных в пункте временной передержки. И главное, прокуратура поручала сделать информацию о выполнении контракта открытой, в том числе подключив к «отлову с последующим размещением животных» представителей «Ковчега».

Но в конце декабря (надо было закрывать контракт) отстрел животных ядовитыми шприцами продолжили. И на этот раз ОЗЖ «Ковчег» оплатило вскрытие пяти собак (из тела одной стрелки даже не успели вытащить ядовитый шприц). Однако в районном управлении ветеринарии объяснили, что не имеют возможности провести исследование на наличие в организме животного нервно-паралитического препарата аделин-супер, с которым работает данная предприниматель. А когда зоозащитники снова обратились к правоохранителям, им сказали, что нарушений закона не установить, пока не будет вышеназванного заключения. И круг замкнулся.

…Общественное движение «Народный фронт» выступает за то, чтобы взять госзакупки (к ним относится контракт) под общественный контроль и тем самым предотвратить злоупотребления в расходовании государственных денег. Нарушения условий контракта предпринимателем Колосовой очевидны. Ни одной отловленной собаки! Лишь «подобранные» трупы, в передержке (значит в дополнительных затратах) не нуждающиеся. Но общение ОЗЖ «Ковчег» с правоохранителями по-прежнему сводится к «поиску доказательств» того, что условия контракта нарушаются. Зоозащитники продолжают настаивать на том, что отлов – это когда животное остаётся живым. А если его убивают, об этом надо прямо написать в контракте. Давайте объясняться на русском!
Татьяна Шекера

Комментарии (0)

Материалы по теме

Связаться с нами
© 2014—2022