Почётный гражданин Ейска награждён золотой медалью

Награждён медалью золотой

Почётный гражданин Ейска, Герой Советского Союза Павел Галкин в прошедший вторник отметил 93-летие со дня своего рождения. Поздравили ветерана со столь знаменательным событием в жизни исполняющий обязанности главы Ейского района Юрий Келембет, глава Ейска Валерий Кульков, председатель районного совета ветеранов Николай Бельцев.

На журнальном столике в квартире Павла Андреевича в рамке стоит фотография бомбардировщика «Бостон А-20G2». Это подарок командования 859-го центра боевой подготовки и переучивания лётного состава морской авиации Военно-морского флота России. Именно на таком самолёте в годы Великой Отечественной войны Павел Андреевич летал на поиски и уничтожение надводных и подводных кораблей фашистской Германии.
– Самолёт был надёжный, – вспоминает Павел Андреевич. – В какой-то степени даже комфортный в сравнении с нашими бомбардировщиками. Отличное для того времени радионавигационное оборудование, радиосвязь с землёй, что выгодно отличало его от наших самолётов. Дальность полёта – две тысячи километров.
В юности Павел Галкин даже и представить себе не мог, что станет лётчиком. В 1940 году, окончив педагогический техникум в городе Сапожок Рязанской области, молодой специалист был призван на службу в Красную Армию. В армию и на флот в тот год по постановлению Совета Народных Комиссаров был произведён массовый призыв выпускников высших и средних специальных учебных заведений.
- Призвали меня на флот, - вспоминает Павел Андреевич, - чему я был рад, так как отец мой тоже служил на флоте. Службу свою он начал ещё при царе-батюшке на Балтике, попал в водоворот революционных событий. Был избран членом ревкома. Участвовал в Гражданской войне. В 1921 году вернулся в родную деревню, женился, а в 1922 году родился я. В детстве я слышал рассказы отца о флоте и, конечно, мечтал увидеть море. И вот мечта моя сбылась. Но службу пришлось нести на берегу. После трёхмесячной подготовки попал во вторую батарею 17 зенитно-артиллерийского дивизиона. На вооружении у нас стояли 76-миллиметровые пушки.
Вскоре дивизион, в котором служил Павел Галкин, передислоцировался под Таллин. Батарея развернула свои позиции на одном из хуторов, прикрывая воздушное пространство на подходах к столице Эстонской республики. В то время фашистские самолёты довольно часто нарушали воздушное пространство СССР, но у зенитчиков был приказ: «Огонь не открывать!» При обнаружении воздушной цели наблюдателями весь расчёт по тревоге занимал свои места у орудия и ждал команды: «Огонь!» Но она не поступала, и фашистские стервятники безнаказанно уходили за границу. Все понимали, что полёты эти осуществлялись с разведывательными целями. Но что мог в этой ситуации поделать личный состав батареи? Только наблюдать и докладывать вышестоящему командованию об очередном визите фашистского самолёта.
Однажды на батарею приехал какой-то офицер. На построении он спросил у солдат, кто желает стать морским лётчиком?
- Я, долго не раздумывая, сделал два шага вперёд, - говорит Павел Андреевич. – Хотелось научиться чему-то новому. В авиацию в те давние годы стремились многие молодые люди, так как престиж военного лётчика был очень высок. И в январе 1941 года я стал курсантом военно-морского авиационного училища имени Сигизмунда Леваневского, которое находилось в городе Николаеве. Там готовили специалистов для бомбардировочной авиации. Обучали курсантов на самолётах СБ (средний бомбардировщик). Началась война, училище перевели в Бердянск, позже - в город Безенчук Куйбышевской области.
Когда курсанты уже собирались примеривать погоны младших лейтенантов, пришёл приказ пройти курс обучения на самолётах Пе-2. Средние бомбардировщики уступали по тактико-техническим данным самолётам противника. Авиационная промышленность СБ уже не выпускала, на смену устаревшей модели в бомбардировочную авиацию стали поступать пикирующие бомбардировщики Пе-2.

Из курсантов сформировали экипажи. Павел Галкин стал лётчиком-наблюдателем, командиром экипажа назначили Павла Сердюка, стрелком-радистом – Бориса Борового. Пройдя курс обучения, в таком составе они и прибыли в 29-й бомбардировочный авиационный полк, который вёл боевые действия на Северном флоте. Располагался полк на аэродроме Ваенга-1.

Сухопутные войска вгрызлись в мёрзлую землю, вели оборонительные бои, удерживая занимаемые позиции. Ожесточённых боёв на земле не велось. Настоящая война шла в воздухе и на море. На поиск вражеских караванов, доставляющих боеприпасы, вооружение, продукты питания, ежедневно уходили подводные лодки, в воздух под прикрытием истребителей поднимались бомбардировщики. В свою очередь, немецко-фашистские авиация и флот стремились нанести серьёзный урон караванам союзников, которые доставляли в порты Заполярья важные стратегические грузы для Советского Союза.
В одном из полётов самолёт был повреждён зенитным снарядом, осколками тяжело ранило стрелка-радиста. В состав экипажа включили нового. Вскоре Павла Сердюка по его просьбе перевели в штурмовую авиацию, где он летал на Ил-2.
Сменил место службы и Павел Галкин. Его направили в девятый гвардейский минно-торпедный авиационный полк, на вооружении которого стояли торпедоносцы американского производства «Бостон-А20G». В конце августа 1943 года Павел Андреевич приступил к обязанностям штурмана самолёта-торпедоносца. Командир экипажа - старший лейтенант Евгений Францев.
В короткий срок освоив навигационное оборудование, вооружение, экипаж начал участвовать в боевых действиях на морских коммуникациях, наносил бомбовые удары по портам противника. А порты были лакомым куском для советских лётчиков. Там в больших количествах скапливался вражеский транспорт. Но и средствами противовоздушной обороны порты были укреплены основательно. Торпедоносцам приходилось прорываться через плотный заградительный огонь, чтобы нанести удар по намеченной цели. И не всегда эти атаки оказывались удачными. Полк нёс потери.

- Летали мы на уничтожение кораблей противника и в глубокий тыл фашистов, - вспоминает Павел Андреевич. - Один раз предстояло атаковать цель за точкой невозврата. То есть на обратный путь нам не хватило бы топлива. Фашисты не ожидали нашей атаки в их глубоком тылу. Итогом её стал потопленный танкер. Чтобы вернуться на свой аэродром, пришлось идти по кратчайшему маршруту, через границы Швеции, Норвегии, Финляндии. Если бы тогда начальство узнало об этом, по головке бы не погладили. Но иного выхода у нас не было...

За период боевых действий экипаж торпедоносца потопил два транспорта водоизмещением по восемь тысяч тонн, один танкер водоизмещением 10 тысяч тонн, две подводные лодки. За проявленное мужество и героизм Евгений Францев и Павел Галкин награждены орденами Красного Знамени, представлены к званию Героев Советского Союза. Медали «Золотая Звезда» и ордена Ленина отважным лётчикам вручены в Кремле в августе 1944 года.

Вернувшись в родной полк, торпедоносцы стали готовиться к очередной боевой операции. Планировалось нанести удар по транспорту в Порсангер-фиорде. Операция могла быть успешной при определённых метеорологических условиях. Ждали погоду. Но 12 сентября Павла Галкина положили в госпиталь на операцию. И экипаж, а место штурмана занял начальник минно-торпедной службы В. Легкодымов, стрелок-радист С. Антипычев, улетел на боевое задание. Часа через два на командный пункт от командира экипажа пришло сообщение о потопленном транспорте и возвращении самолёта на базу. Но «Бостон» до аэродрома не долетел. Что стало с экипажем, осталось тайной на долгие годы. Лишь несколько лет назад благодаря поисковой работе, переписке директора школы из посёлка Чернушка Пермского края, где учился Евгений Францев, с норвежскими и финскими историками, работе в немецких архивах удалось установить, что возвращавшийся с боевого задания самолёт был подбит огнём зенитной артиллерии двух фашистских миноносцев. «Бостон» вместе с экипажем рухнул в море…

После войны Павел Галкин прошёл командирские курсы, продолжил службу на Балтике. Его полк располагался на аэродроме в Паланге. Позже служил под Кёнигсбергом в должности штурмана авиаэскадрильи 51-го минно-торпедного авиационного полка. В 1956 году окончил штурманский факультет Краснознамённой военно-воздушной академии, после которого был направлен на должность начальника цикла штурманской и минно-торпедной подготовки 16-го военно-морского авиационного училища лётчиков в город Камышин. Стал передавать свой богатый военный опыт начинающим пилотам. В Камышине он служил до расформирования училища, после чего преподавал в Качинском авиаучилище, а с 1967 года стал начальником кафедры боевого применения средств поражения Ейского высшего военного авиационного училища лётчиков.

Ушёл в отставку в звании полковника в 1978 году, но через четыре года вернулся в училище на должность заведующего учебно-методическим кабинетом и проработал до 1996 года.

За свой ратный труд Павел Андреевич был награждён орденами Отечественной войны первой и второй степеней, орденом Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги», юбилейными медалями. Он удостоен памятной медали администрации Краснодарского края «За выдающийся вклад в развитие Кубани», а депутаты городского Совета присвоили ветерану Великой Отечественной войны звание «Почётный гражданин города Ейска».
Несмотря на преклонный возраст, Павел Андреевич до недавнего времени активно участвовал в работе совета ветеранов Ейского района, встречался с молодёжью, рассказывал школьникам о годах военного лихолетья. Ведь очень важно, чтобы подрастающее поколение знало истинную правду о той страшной войне. Поскольку находятся «историки», в своих трудах искажающие происходившие в те давние времена события, подающие их под иным углом зрения, пытающиеся представить фашистскую Германию в роли оборонявшейся страны. Советский Союз в этих трудах рисуется в образе агрессора. Ветеран войны с этим категорически не согласен. И рассказывает школьникам и молодёжи, как же всё было на самом деле. Живой свидетель и участник той кровопролитной и страшной войны, внёсший свою лепту в достижение победы над коричневой чумой ХХ века…
Георгий Тимофеев.
Читайте статьи по темам: военнослужащие

Комментарии (0)

Связаться с нами
© 2014—2022