«Главный» ефрейтор – ейчанка Надежда Кармальская

«Вас приветствует главный ефрейтор страны!» - встретила меня Надежда, встав в дверях по стойке смирно, руку под козырёк. Я шагнула через порог и … ефрейтор в отставке Кармальская взяла баян. «Деревня моя, деревянная дальняя…» С этой минуты наша встреча напоминала концерт: Надежда не только о себе рассказывала, но и исполняла любимые песни.

Четырёхлетней девочкой увидела на полке магазина маленькую гармошку: «Хочу такую!» И от прилавка было уже не оттащить. «А дома, - говорит, - сама не знаю как, я начала родителям подыгрывать – семья у нас была поющая и тем известная в деревне». Позже, окончив лениногорское музыкально-педагогическое училище, Надя Белова работала учителем пения и музыки. И во главе агитбригады по району ездила. И в сельском Доме культуры выступала. Заводилой была во всём – и Надежду рекомендовали для работы в райкоме комсомола. А главное, её таланту прочили большое будущее – девушку хотели направить получать высшее музыкальное образование по известной тогда экспериментальной программе композитора Кабалевского.

Но однажды Надежда пригласила на встречу со школьниками «настоящего офицера», окончившего ульяновское училище связи. Старший лейтенант в красивом бирюзовом кителе очаровал молоденьких учительниц. Но только не Надежду, которой он «все карты перепутал». Ведь, не в пример другим, она «облокотиться на плечо» в погонах не мечтала. Наоборот, считала, что военный, который нынче здесь, а завтра там, - не лучший спутник жизни. Это соседка по общежитию пригласила симпатичного лейтенанта в гости. А Надежда вскоре уехала в отпуск в свою деревню Черемшан. Была с сестрой на огороде, когда та закричала: «Надь, там какой-то военный к нам в окошко стучит!» И Надя обмерла: «Да я ж его знаю…»

Не просто было Владимиру её найти, зная лишь название деревни в Самарской области. Но невеста того стоила. Так и заявил её родителям: «Приехал к вашей дочке свататься». Деревенские - люди хлебосольные, а тут ещё и дочку замуж зовут. Надя опомниться не успела, как родители и сёстры стол накрыли. Ведь какого парня младшенькая «завлекла!» «Да я его почти не знаю», - шепнула матери. «Так присмотрись, Надюшка». Маме жених понравился. И в следующий раз он приехал со своими родителями.

Расписались молодые в сельсовете. И так как Наденька в семье была десятая, проблему со свадебным нарядом решили легко. Подошло платье, которое недавно для невесты старшего брата шили.

В советские времена неоспоримым преимуществом брака с офицером было его служебное жильё. Но Наде двадцать, впереди целая счастливая жизнь. Ей вовсе не хотелось думать, где им придётся жить. Дня через три молодожёны уже летели в Туркмению в город Мары, где служил Владимир. Он привёл её в квартиру «с подселением», где было ещё двое хозяев. И с порога: «Обувь не снимай! Генеральная уборка раз в году». В комнате Владимира старый шифоньер, стол и кровать под тёмно-синим «войсковым» одеялом. На столе оставленные кем-то полбуханки… «Ты не обращай внимания, здесь без меня ребята жили», - прочитал её мысли. «В деревне, - вспоминает Надя, - на наших воротах вывеска была – «образцовый дом и двор». И на следующее утро, только муж на службу, Надя попросила у соседки ведро, намыла полы, паутину поснимала, стол накрыла скатертью. И этот уют дополнял аромат домашней лапши, которую к приходу мужа приготовила. А вечером пришёл Владимир. Собрался через порог переступить - нога зависла в воздухе: «У нас, - сказал, - такого не бывало». Так начиналась их семейная жизнь.

Работы подходящей в гарнизонах не найти. Была телефонисткой в части, музыкальным работником в детском саду… Года через два муж получил направление на Крайний Север. Показал на карте. Надежда ахнула и… оказалась с Алёшенькой, которому было год и два месяца, на Новой Земле. Городок в одну улицу, комната в «хрущёвке»… После мужа переведут в Тверскую область. Там десять лет, уже с двумя детьми, в однокомнатной квартире.

Когда в начале 90-х стали активно призывать женщин на военную службу, она сказала мужу: «Если надо…» И пошла в армию рядовым. А через несколько месяцев, как многие жёны военных, получила звание ефрейтора. Она и другие женщины – механики взлётно-посадочной аппаратуры – обслуживали на военном аэродроме аппаратуру, которая обеспечивала безопасность полётов. И если руководитель полётов сообщал об отклонении от заданных параметров, приходилось в распутицу, а зимой на лыжах, мчаться километра за три от аэродрома, чтобы всё настроить. Дежурство – сутки, а потом могли вызвать по учебной тревоге. А сколько ефрейтор Кармальская полов драила, сколько территорию аэродрома от снега расчищала... Чтоб как положено: «Товарищ подполковник, докладывает ефрейтор Кармальская! За время моего дежурства происшествий не произошло! Дежурство сдала».

Прослужила ефрейтор Кармальская восемнадцать лет и попала под волну сокращений (для хорошей пенсии нужно было двадцать). «Но что бы там ни говорили, не из-за денег служат в армии. Людей объединяет чувство долга перед Родиной. Когда, - вспоминает, - я на Новую Землю приехала, так соседка сразу забежала узнать, не надо ли чего - кастрюльки, сковородки… Сказала, чтобы обращалась – всем поможет. Слова про «плечо друга» имеют в армии вполне конкретное значение. Я в этом убедилась».

Хотелось бы, чтобы «главный ефрейтор страны» получала пенсию побольше. Прямо скажем, она меньше, чем у большинства гражданских. «Хотя службу мы несли наравне с мужчинами. А на стрельбах я тремя патронами 28 очков выбивала. Но нас, - вздохнула, - не особо продвигали». «Так всё-таки у армии не женское лицо?» «Без женщин, - возражает, - в армии нельзя. Они облагораживают, «разбавляют» суровый армейский быт. Да и свои служебные обязанности часто выполняют лучше, чем мужчины».

Тридцать восемь лет уже прожили вместе Надежда и Владимир Кармальские. Двадцать восемь из них мотались по гарнизонам. Только когда Владимир вышел в отставку, семья по военному сертификату получила квартиру в Ейске. Сами сделали ремонт, весь дизайн – тоже творчество Надежды.

Ефрейтор в отставке Кармальская и в гражданской жизни остаётся патриоткой. Достаёт из гардероба китель мужа с погонами майора, с медалями за службу. А это боевые награды сына - служил в милиции, был командирован в горячие точки. «Если родина прикажет, я сама за пять минут готова отправиться защищать её на край света. Для нас ведь слово «Родина» звучит не так, как для гражданских. Вы замечали, человеку в форме больше доверяют?»

И всю жизнь она с баяном. 9 Мая надела ефрейторскую форму и позвонила в дверь к соседке-ветерану: «Поздравляю с Днём Победы от имени России, Президента и главного ефрейтора страны!» Баянистка и сегодня нарасхват – зовут на всякие мероприятия. А когда из гостей идёт да на улице заиграет - прохожие следом, водители сигналят. «Эх, - растянет меха, - какие наши годы!» «Сколько, - смеётся, - я ремней на баяне порвала. Развернись, душа, разгони тоску! Чтобы люди хоть ненадолго забыли о своих проблемах. Если вижу их улыбки – радуюсь».

Татьяна Шекера

Фото автора

Комментарии (0)

Связаться с нами
© 2014—2021