Про ейскую семью, принявшую пятеро детей

Свои, родные

Оле – пятнадцать, Жене – двенадцать, Аркаше – десять, Максиму – семь, Мише – пять. Ольге Михайловне и Александру Николаевичу – под шестьдесят. Им очень не хватает ещё одной девочки, но они пока «закончились».

Приёмная семья Мудренко из Копанской – отличный пример кубанского девиза «На Кубани чужих детей не бывает». Да и отличный пример кубанской семьи, я думаю потому, что приёмные семьи в нашем крае стали привычным явлением. И это здорово!
Ольга и Александр познакомились уже в зрелом возрасте. Она – воспитатель в детском саду, он – водитель. Обоим было ближе к сорока. У обоих за плечами первые браки, взрослые дети. На общих не решились, нянчили внуков. А когда те выпорхнули из семейного гнезда, в доме без детского щебетания стало уныло и пусто. Вновь задумались о собственных детях – ведь возраст ещё позволял, было чуть за сорок. Но как-то смотрели телевизор, а там сюжет про детский дом: «Так вот же, мать, вот их сколько! Это тоже наши дети! Им тоже нужна семья!» – не сдержался Александр.
Теперь у Ольги и Александра пятеро приёмных детей. Все такие разные, практически все проблемные, но такие родные. Женя с Аркашей и Максим с Мишей – братья. Женю долго отогревали. Каким он был поначалу, Ольге и Александру даже и вспоминать не хочется (прим. автора: а мне – писать страшно; удивляет, как они с этим справились). Максим и Миша отстают в развитии. Миша в свои пять вообще ещё не разговаривает. Только лопочет «мама, папа», распевно, мелодично. И всё время ластится к маме, целует её, обнимает. Не выпускает из своей маленькой ручонки её руку. И никогда не теряет её из виду. Всё время поблизости. Миша и спит в родительской спальне, рядышком, в своей кроватке. Шустрый, активный, неугомонный… Замечаю: а ведь у него три макушки! Богом отмечен, значит, будет счастливым.
У Оли своя комната, как у юной леди: и кроватка, и шкаф, и рабочий стол, и компьютер – всё своё. В комнате обустроено всё со вкусом, и оттого очень уютно.
Женя очень серьёзный и основательный, точно маленький мужичок. Аркаша любознательный и начитанный, а ещё щедрый (всегда поделится даже маленьким кусочком шоколадки). И оба «очкарики». В школе их так и кличут ласково: «Наши очкарики учёные идут».
Когда пришла к ним знакомиться, старшие делали уроки. А младшие уплетали обед (почти праздничный, ведь у Макса накануне был день рождения). Максим ел медленно, но сам, Миша – ложку за ложкой из маминых рук. Поначалу тихие и стеснительные, но уже через десять минут наперегонки делились со мной своими успехами. Оля получила грамоту за участие в общероссийской олимпиаде по биологии, Женя – по немецкому языку, Аркаша победил в конкурсе рисунков.
Мама Оля не выпускает из рук букварь. Усиленно готовит Максима к школе. Очень надеется, что в следующем сентябре он пойдёт со своими сверстниками в первый класс. Знакомит с буквами и Мишу. А он молодец: нет-нет, да и выдаст родителям что-нибудь эдакое. Недавно по утрам начал петь гимн. Правда, пока знает только первую фразу, но мелодию держит отлично.
– Со всем наша семья справится, – говорит Ольга Михайловна. – Главное, чтобы нас общественность принимала.
И тут я, к своему удивлению, узнаю, что из-за Миши в детском саду целый родительский бунт был поднят. Мол, ребёнок проблемный – ему всё внимание, а наши дети без присмотра. «Да если б такое на самом деле было, то грош цена таким воспитателям и преподавателям», – успокоили в управлении образованием.
– К сожалению, нет ни в Копанской, ни в станицах по соседству специализированной группы для таких малышей, – сетует Ольга Михайловна. – Есть только в Ейске. Но туда отдавать ребёнка на неделю совсем не дело. Зачем тогда мы его усыновили?!
Общество у нас порой действительно жестоко и не справедливо. Нередко слышат в свой адрес Мудренко: «Понахватали тут!». А вы попробуйте сами «понахватайте»! Возможно, кому-то кажется, что пособие по усыновлению, которое выплачивает государство, – большая прибавка в семейный бюджет. Но у семьи Мудренко свой нехитрый бизнес – небольшие промтоварные магазинчики в станице. Правда, появился он у них, как в той пословице: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Как-то дали деньги в долг (да не свои, дочкины, она в Москве заработала), а расплатились должники магазином. Так и начали «лямку тянуть».
– Этим и спасаемся, ведь скотину не держим, с нашими детьми это нереально. Учим, возим по врачам, по выходным обязательно развлечения – пиццерия, «Бинго-бонго», парк, «Снежинка».
За счёт этого потихоньку расширяют свою жилплощадь, чтобы у всех свои комнаты были. Расширяют кухню – чтобы и столовая была.
Оля помогает маме – моет посуду, занимается уборкой. Мальчишки пылесосят, вытирают пыль. И папе помогают – на нём вся стройка. И всем семейством возятся в саду. Очень любят собирать урожай. В этом году особенно удались сливы.
– Мы вас без угощенья не отпустим! А ну, ребятня, бегите за ведром, – командует мама.
«Им бы, действительно, ещё девочку, – думаю я, – чтоб мальчишкам веселее было и у женской половины дела быстрее бы спорились. А в Ейском районе стало бы одним счастливым ребёнком больше».
Екатерина Стрижова.
Фото автора.

Комментарии (0)

Связаться с нами
© 2014—2020