Ейские клады

Директор Ейского историко-краеведческого музея в свое время предоставил редакции «Деловой Ейск» материал о ейских кладах. Статья была напечатана в газете, а потом вышла в книге «Ейск вчера и сегодня». Мы решили освежить в памяти ейчан эту статью.

Наверное, нет на необъятных просторах нашей Родины такого города, где не ходили бы слухи о несметных сокровищах, скрытых в далекие, да и в совсем близкие к нам времена. Речь, конечно же, идёт о кладах, — сохраненных в земле, на дне рек и морей, в пещерах, да и других потаенных местах золотых и серебряных монетах, слитках, драгоценностях.

Интерес к кладам был всегда велик. Человечество тянулось ко всему неизвестному, загадочному, потаенному. Клады и их открытие – неотъемлемая часть нашего фольклора, легшая и в основу многих литературных произведений.

Но привлекательность кладов зачастую была и в возможности быстро разбогатеть. Возможно этим объясняется столь бурное развитие этого увлечения на Кубани в последние 20 лет. На богатом находками юге кладоискательство стало чуть ли не профессией. У всех на слуху «черные копатели», ищущие, нередко с применением новейших достижений науки техники древние клады, могилы, поселения. Занимаются они и поиском оружия и предметов вооружения на местах боев минувшей войны. Да и украшения, потерянные беспечными отдыхающими на пляже не проходят мимо их внимательного взгляда и разнообразных металлодетекторов.

Не лишним будет напомнить, что раскопки археологических объектов, осуществляющиеся без соответствующего разрешения неспециалистами – уголовно наказуемое деяние. Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры, взятых под охрану государства, в соответствии с ч. 1 ст.243 УК РФ, наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет. Те же действия, совершенные в отношении особо ценных объектов или памятников общероссийского значения, — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет (ч.2 указанной статьи).

Но вернемся к кладам. Это понятие не только бытовое, но и юридическое. Клад – это зарытые в земле или спрятанные иным способом деньги или ценные предметы, владелец которых неизвестен и не может быть найден, или же потерял на них право.

Раздел найденного клада регулируется ст. 233 Гражданского Кодекса РФ. Обнаруженный клад делится поровну между нашедшим его и владельцем земли (здания, постройки) где он был найден. Однако кладоискатель и владелец земли могут заранее договориться о других пропорциях раздела клада. Если же кладоискатель не получил согласия владельца земли (здания), где впоследствии им был обнаружен клад, на поиски, то клад полностью передается владельцу земли (здания). В случае, когда предметы, содержащиеся в кладе, представляют художественную (историко-культурную) ценность, они в обязательном порядке передаются государству. Государство выплачивает за это вознаграждение в размере половины стоимости найденного клада. Эта сумма делится между кладоискателем и владельцем земли (здания) так, как было описано выше. Нанятые для поисков клада люди, а также те, для кого поиски кладов входят в профессиональные обязанности (например, археологи), кладоискателями не являются и на клад претендовать не могут.

Ейская земля хранит много кладов как легендарных, так и настоящих. К несомненно легендарным, относящимся к фольклору, а не к истории, вполне можно отнести пресловутый «клад Шахин-Гирея». По различным версиям этой местной легенды он был то ли зарыт где-то на месте Ханского городка (т.е. на территории современного центра Ейска), то ли затоплен на турецком корабле, поднявшемся вверх по Ее (!). Много аналогичных легенд существует и в станицах Ясенской, Копанской, Должанской. Эти легенды подкрепляются вполне реальными находками средневековых и античных монет, которые нередки на побережье, особенно после весенних штормов. В таких находках нет ничего необычного – территория Ейского полуострова была заселена с глубокой древности, а берега подвержены сильной эрозии.

Как известно, клады скрывались людьми в эпохи больших потрясений, при нападении врагов, когда надо было сохранить самое ценное. Вернуться к своим сокровищам им уже не удавалось.

На территории города найдено несколько кладов, часть из которых хранится в Ейском историко-краеведческом музее имени В.В.Самсонова.

Наиболее интересным является клад копеек-чешуек. Чешуйки — это укоренившееся среди коллекционеров название русских монет, чеканившихся с конца XIV до начала XVIII века. Монеты московского чекана часто еще называют «московками», в отличие от «новгородок» и др. При том способе производства, который использовался на монетных дворах того времени, невозможно было получить ровную круглую заготовку и поэтому монеты имели овальную форму, чем-то напоминающую рыбью чешую. Такое название оправдывает малый размер и вес монет, которые, в свою очередь, были обусловлены той дороговизной монетного серебра, которая была в то время в России. Серебро было в основном привозное и монеты чеканились из кусков серебряной проволоки. В связи с этим государство пыталось сэкономить за счет снижения веса серебряной копейки. Особенно это было заметно в «смутное время», когда свою монету чеканили и легитимные цари и самозванцы. В результате у населения снижалось доверие к серебряной монете (чешуйкам). Их зачастую принимали не на счет (при больших расчетах это было далеко не просто), а на вес.

Копейки-чешуйки долгое время были основной монетой в российском денежном обращении. В то время рубль в 100 копеек был преимущественно счетной единицей. Лишь реформами Петра I с чешуйками было покончено окончательно.

В ейском кладе, состоящем из 359 монет, собраны чешуйки, отчеканенные как в начале 17 века при царях Михаиле Фёдоровиче, первом из династии Романовых, и его сыне Алексее Михайловиче, так и в более ранний период. Есть несколько монет, выпущенных при Иване Грозном, Василии Шуйском, Владиславе и одном из Лжедмитриев. Таким образом, клад, прежде чем быть закопанным в землю, собирался достаточно долго. Монеты предыдущих правителей имели хождение и при их наследниках. Клад мог быть зарыт по-видимому в середине или во второй половине 17 века. Кто его оставил, доверив земле до лучших времен, которые для него никогда не наступили, не известно. Территория принадлежала Крымскому ханству. Может быть хозяин клада – один из местных богатых ногаев, а может быть и московский купец, застигнутый несчастьем на Ейской косе.

Этот клад был найден случайно двумя ейскими школьниками Эдуардом Монаховым и Геннадием Диценко в апреле победного 1945 года в «окопе на пустыре по ул.Советов против Госбанка». Пустырь образовался на месте бывшего реального училища, после его сноса «за ветхостью» в конце 1920-х годов. Сейчас на этом месте находится кафе «Улыбка». Чешуйки были завернуты в кусок порванной и практически полностью истлевшей ткани. Монеты, относящие к тому же кладу, собирались членами краеведческого кружка при музее вплоть до весны 1946.

Много кладов было скрыто сравнительно недавно — в годы революции и гражданской войны. В основном — это бумажные деньги Российской империи, при этом достаточно крупные суммы в кредитных билетах достоинством 100 и 500 рублей. Какова же была вера ейчан в незыблемость государства и кратковременность

Спрятаны они были весьма оригинально. В одном из домов по улице Ленина кредитками была буквально обложена печная труба на чердаке. Клад обнаружили лишь при ее разборке, когда в доме было устроено газовое отопление. Деньги прекрасно сохранились, однако ценности уже не имели.

При ремонте детского сада на углу улиц Советов и Октябрьской сверток с бумажными деньгами, завернутыми в газету, был найден за обналичкой дверной коробки в одной из комнат старого купеческого особняка.

Клад большой клад был найден в 1950 году на чердаке дома по улице Пушкина при ремонте крыши. В большой стеклянной четверти были сложены серебряные монеты царской чеканки были на дне бутылки, а аккуратно свернутые трубочками кредитные билеты Российской империи и казначейства Главного командования Вооруженных сил на Юге России. Клад очень интересен тем, что подавляющее большинство бумажных – это деньги 1920 года выпуска с изображением памятника тысячелетия России – последние выпуски денежных знаков армии генерала Врангеля. Они совсем «новые» и, судя по серии и водяному знаку в виде мозаики, печатались в Феодосии уже после того, как Ейск вновь стал советским. Наличие в городе и его окрестностях белогвардейского подполья во главе с полковником Жуковым отмечалось в оперативно-информационных сводках секретно-оперативного управления ВЧК. Возможно, деньги принадлежали подпольной врангелевской организации и предназначались для финансирования восстания в поддержку десанта генерала Улагая в августе-сентябре 1920 года. Планируя десантную операцию и дальнейший захват Кубани, штаб Врангеля немалую роль в осуществлении данного плана отводил антисоветским партизанским соединениям, действующим в тылу красных. По советским данным на Кубани находилось около 30 крупных отрядов общей численностью 13 тыс. человек, самым крупным из которых была «Армия возрождения России» генерала Фостикова численностью 5,5 тыс. бойцов с 10 орудиями и 35 пулемётами. Десант провалился, войска Улагая были разбиты. Нет сведений и о выступлении ейских подпольщиков. По-видимому, организация распалась, а ее «казна» была спрятана на чердаке до лучших времен.

При сносе старых домов, примыкающих к бывшему молзаводу на улице Свердлова (на его месте стоит сейчас «девятиэтажка»), в печном камине был найден сверток с достаточно большим набором столового серебра. Этот клад так же был оставлен хозяевами либо в 1920-м, либо в 1930-е в годы массовых репрессий. Что стало с его хозяевами – Бог ведает, но за своим серебром они не вернулись.

А вот одна из находок, поступившая в фонды Ейского музея в 2010 году. Кладом, в юридическом смысле она не является, но обстоятельства ее находки интересны.

В одной из ейских семей существовала легенда о том, что один из родственников, работавший с момента открытия Ейской железной дороги телеграфистом, в лихие годы революции и гражданской войны закопал от греха подальше на своем огороде под кустом смородины личное оружие – револьвер. Спустя много лет перед смертью он рассказал об этом родственникам. Взрослые отнеслись к этому с опасением, а вот юное поколение добросовестно перекопало в поисках клада весь огород, ориентируясь на то место, где росли кусты. Планомерные поиски закончились ничем. Так и осталось бы закопанное некогда оружие семейной легендой, если бы при строительстве пристройки к дому уже сыном первого кладоискателя не был обнаружен карманный 5-ти зарядный малоколиберный револьвер типа «Бульдог». Такие револьверы были очень популярны в начале прошлого века. К использованию оружие было абсолютно непригодно, даже более точно определить его тип и изготовителя и то было невозможно. Однако, этот экспонат займет своем место на выставке.

В последнее время появились и слухи о находке какого-то клада на территории района. Более подробных сведений об этом кладе мы пока не имеем. Надеемся на то, что он все же станет достоянием науки.

Комментарии (0)

Связаться с нами
© 2014—2020