Ейские защитники животных просят сохранить "Кошкин дом"

Спасите «Кошкин дом»!

«Все мы разные, и отношение к братьям нашим меньшим у нас тоже разное, - так начинается письмо, которое прислала в редакцию Татьяна, жительница военного городка. – Наш приют «Кошкин дом», - продолжает она, - существует уже много лет. Начиналось с того, что жалостливая пенсионерка подкармливала возле пятиэтажки, где жила, несколько бездомных кошек. Домиками им служили коробки. А лет пять назад защитники животных их созданной в «одноклассниках» группы «Пока бьётся сердце» соорудили в палисаднике неподалёку от пятиэтажек небольшой домик для усатых-полосатых. node:title

«Кошкин дом» существует уже десять лет. Те, кто жалеет животных, вместе с Тамарой кормят, лечат, стерилизуют усатых питомцев. Пристраивают в добрые руки. Всё это за свои деньги и за счёт очень редкой «гуманитарной помощи».
Все годы население «Кошкиного дома» росло только за счёт подкидышей, которых приносят окрестные жители, перекладывая «камень» со своей души на чужую. Однако то, что приют разросся, не устраивает жильцов ближайшей пятиэтажки – «Кошкин дом» стоит в десяти метрах от дома, в палисаднике с противоположной от подъездов стороны. Многим не нравится, что «вокруг много кошек», кто-то пишет жалобы в разные инстанции… Над приютом в очередной раз нависла угроза сноса. Что будет с его обитателями? И главное, такая жестокость не решит проблему – она возникнет снова. И в ещё большем масштабе. Приют для бездомных животных необходим. А мы лишь помогаем городу решать проблему и хотели бы сотрудничать с властями.
Татьяна Жванько».


Прошло лишь несколько дней с тех пор, как в редакцию пришло такое письмо. А у входа в «Кошкин дом» появилось извещение с предупреждением: «Лицу, установившему данное сооружение из подручных материалов», предлагается в месячный срок представить в управления архитектуры и земельных отношений правоустанавливающие документы на установку данного сооружения и на земельный участок под ним. В противном случае сооружение может быть демонтировано». Под предупреждением подпись: «администрация Ейского городского поселения».

Начну с того, что романтичное название «кошкин дом» пришло к «сооружению» само-собой, из детской сказки. На самом деле домик, где живёт три десятка мурок, напоминает то, что на юге принято называть халабудой. Построен добрыми людьми из оказавшихся под рукой материалов, в основном, фанеры. Укрыт от дождей линолеумом, утеплён пенопластом и картоном. Внутри подушки и матрасики для кошек. Клетки для несмышленых котят, чтобы у них не отнимали еду и они не потерялись бы ночью. Возле домика подобие кошачьей игровой площадки. Два войлочных конька-горбунка (отдали за ненадобностью), на которых кошки любят спать и стараются занять местечко заранее. Ставшая кому-то ненужной когтеточка. И даже искусственная пальмочка, которая пришлась по вкусу когтистым обитателям. Рядом листы картона, которые Тамара расстилает вроде скатерти, на которой расставляет миски и мисочки. Кормит питомцев по расписанию, два раза в день. После собирает, моет грязную посуду. Не забывает оставить немного сухого корма двум ёжикам, которые пару лет разделяют кров с усатыми-полосатыми.
node:title

Собак кошачье царство, похоже, не интересует. Оберегать питомцев нужно от враждебно настроенных местных жителей. Правда, многие любуются усатыми и приходят приласкать и побаловать чем-нибудь вкусненьким. Кое-кто приходит выбрать себе кошку. Это для приюта праздник. Редкий, к сожалению. Чаще бывает иначе. Появляется «любительница кошек», знакомится с «условиями содержания» мурок, умиляется увиденному. А через день-другой после «разведки» в кошачьем доме обнаруживается очередной подкидыш. Люди перекладывают свою проблему и душевную боль на других. На коробке, в которой подкинули пятерых котят, написали: «Полюбите нас, и мы тоже вас будем любить!» Похоже на издевательство, но крохи же не виноваты…

Ейские защитники животных просят мэра сохранить "Кошкин дом"

Вообще, Тамара и её помощницы следят, чтоб поголовье не росло, кошек стерилизуют, самых любвеобильных котов кастрируют. Всем делают прививки и профилактику глистов. Больных лечат у ветеринара.
В час вечернего кормления мы с Тамарой направляемся к приюту. У неё в ведёрке каша с рыбой. Кошки, хоть и без часов, время ужина прекрасно чувствуют. Нас встречают мяукающей и трущейся о ноги оравой, над которой нетерпеливо покачиваются разномастные хвосты. «Не толкайтесь вы, всем хватит», - приговаривает Тамара, раскладывая еду в миски. Сейчас заметно, какие разные у обитателей приюта характеры. «Эта привилегированная, ест на крыше домика, - говорит Тамара, - А вот Персик, - показывает на рыжего персидского кота, - за себя постоять не может, всё другим отдаст. Надо проследить, чтобы поел».


node:title У каждой приютской кошки своя печальная история. Персика (на снимке) бывшие хозяева неумело обкорнали ножницами, а потом, клочкастого, подбросили к приюту. Миниатюрную одноглазую кошечку сняли с крыши воинской части, где её ждала верная смерть. Трагичная судьба у Рыжика. Красивый ярко-рыжий кот появился у приюта маленьким, больным и умирающим. Лечили сразу ото всех болезней. Кроха так боролся за жизнь… И выжил! Только лапа неправильно срослась, и ходит Рыжик «иноходью». «Солнечного» котика захотели взять домой неплохие, как казалось, люди. Так Рыжик узнал, что есть совсем другая, домашняя жизнь. А через три-четыре месяца горе-хозяева его в приют вернули (спасибо, что не выкинули). «Мы, объяснили, птичек и рыбок завели». И хорошо бы, этим повезло больше...


В «Приазовских степях» было опубликовано письмо отдыхающих в Ейске москвичей. «Райский уголок» - так назвали гости города палисадник среди многоэтажек, где среди деревьев и кустарника там и тут грациозные усатые создания. «Наблюдать за ними – удовольствие», - написали отдыхающие. И назвали «Кошкин дом» изюминкой военного городка.
Но все десять лет кошачий приют борется за право на существование. И трудно сказать, кому выпало страданий больше – усатым обитателям или Тамаре и её помощницам. В палисадник возле «Кошкиного дома» швыряют бутылки и окурки, в кошек летят камни. «Обольём кислотой, подожжём, отравим!» - каких только угроз ни звучит в адрес приюта. Тамара, главная покровительница «Кошкиного дома», даже свою квартиру поменяла со второго этажа на первый, чтобы видеть из окна, что делается в приюте. О том, что недавно его грозились поджечь, защитники животных написали заявление в полицию.


node:title
Жильцы окрестных домов разделились на два непримиримых лагеря. Одни жалеют кошек и за то, чтобы сохранить приют. Как справедливо замечают, «Кошкин дом» - ещё и добрая достопримечательность нашего городка. Другие не желают видеть кошек. Когда один из доводов – «заразу развели» - рассыпался, новым аргументом подписавших требование убрать приют стал «кошачий дух». С «запахом» неоднократно разбирались представители водоканала и жилищных органов вместе с ОЗЖ «Ковчег». Главной причиной запаха был канализационный люк, прикрытый бетонной плитой. Теперь его закрыли стандартной металлической крышкой. А на соседнем люке крышку заменили. Но изношенная канализация всё равно напоминает о себе. И жильцы с «заточенным под кошек» обонянием продолжают жаловаться. В приют приходит проверка за проверкой. Из Центра городского хозяйства, ТСЖ, полиции, архитектуры, даже мэр и депутаты были. Года три назад бригада дворников пришла снести «Кошкин дом». Только после непростых переговоров с руководством управляющей компании защитникам животных обещали этого не делать.

node:title
После встречи с зоозащитниками побывал в приюте и стал на сторону «Ковчега» и мэр Валерий Кульков. Он побывал в приюте. А недавно с жильцами пятиэтажек встречался депутат горсовета Александр Явный. Не увидел он такого, что бы «отравляло жизнь» противникам кошачьего приюта. Пытался успокоить, примирить враждующие стороны. «Железный» аргумент противников приюта: «Кошек быть не должно!» Куда их деть? «А это нам неинтересно!» Подумать больно, что ждёт четвероногих бедолаг, если «незаконное строение» снесут. «Кошкин дом» стал для них единственным шансом на спасение. Мурки не кусаются и не портят цветники – обитают большей частью в палисаднике. Совсем ручные и ухоженные, «обеззараженные» по всем правилам ветеринарии кошки разлеглись, расселись, разыгрались, притаились в зелени – охотятся… Мамы приводят малышей, чтобы показать эту достопримечательность военного городка.
Неужто лучше расчистить площадь от деревьев и парковать на месте палисадника машины? Даже отбросив человеческие чувства, придётся признать, что на смену обречённым, оставшимся на пороге холодов кошкам придут и расплодятся новые – голодные, больные и облезлые, не знающие человеческой заботы. И никакое разбрасывание отравы проблемы не решит. Сократить численность бездомных животных в городе можно только общими усилиями защитников животных и властей. И другого метода, кроме организации приютов и массовой стерилизации, ещё никто не изобрёл. А пока проблема властью не решается, многие ейчане обрастают кошками, собаками. Лечат их, стерилизуют, стараются пристроить в добрые руки… Спасибо им, что берут на себя то, что должны бы делать городские власти.
Татьяна ШЕКЕРА,
фото автора.
На снимках. Каша – это здорово!
Персик всё равно надеется.

Ейские защитники животных просят мэра сохранить "Кошкин дом"
P.S. Ейское районное общество защиты животных «Ковчег» связалось с российским отделением «Большие сердца» (в Москве) Международного фонда защиты прав животных (в Лондоне). Зоозащитникам обещали правовую и метериальную помощь.
На пороге холодов «Кошкин дом» нуждается в помощи строительными материалами, умелыми руками и всем, что сделает мурок хоть чуть счастливее. Звоните: 8-928-424-09-61, 2-87-17 и 8-918-026-54-69.

Комментарии (0)

Материалы по теме

Связаться с нами
© 2014—2020