Василий Стрежнев один из ейчан, кто оставил автограф на рейхстаге

Автограф оставил на рейхстаге



23 августа – День воинской славы России, День победы советских войск в Курской битве. Битва на Курской дуге – ключевое сражение во Второй мировой войне, по окончании которого стратегическая и нициатива полностью перешла в руки Красной Армии, продолжавшей вести, в основном, наступательные операции.

Василий Стрежнев до призыва в Красную Армию работал помощником машиниста паровоза в Исакогорском депо Северной железной дороги, располагавшемся недалеко от города Архангельска. В августе 1942 года молодого железнодорожника призывают в армию. И военкомат направляет его в Архангельское пулемётное училище, по окончании которого новоиспечённый младший лейтенант вместе с товарищами в теплушке едет к новому месту службы. Куда? Об этом никто не знал. Вначале прибыли в Москву, а уж оттуда отправили в Вязьму. Из Вязьми до своей части шли пешком.

Молодых офицеров в штабе армии встретил полковник. За давностью лет Василий Иванович забыл его фамилию. Он объяснил обстановку на фронте, не скрывал, что армия готовится к наступлению. А в завершение беседы предостерёг: «Имейте в виду, у фашистов в каждом взводе есть снайпер, задачей которого является уничтожение советских офицеров. Поэтому на передовой не бравируйте, не подставляйте свою голову под пулю...» Был зачитан приказ о назначении прибывших офицеров на командные должности. Василия Стрежнева назначили командиром пулемётного взвода пулемётной роты 1158 стрелкового полка 352-й стрелковой дивизии.

– Принял я взвод, – рассказывает Василий Иванович, – больше половины солдат – люди в годах, как говорится, понюхавшие пороху. Один принимал участие ещё в Финской войне. Два солдата были награждены медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». Словом, бойцы опытные, тактику ведения боевых действий осваивали не за партой, а в окопах.

Дивизия стояла в обороне на левом фланге фронта, второй эшелон её готовился к наступлению. Шло пополнение людьми, техникой, вооружением.

Фашисты ежедневно вели обстрел наших позиций из артиллерии и миномётов, наносила бомбовые удары и авиация. Так что полк нёс потери, не входя в боевое соприкосновение с противником.

Перед наступлением личному составу зачитали приказ: каждому солдату иметь мат для преодоления проволочных заграждений. Делали маты из подручных материалов, даже плели из прутьев кустарников. Впоследствии оказалось, что не зря командование побеспокоилось об этом. Сапёры проделали в колючей проволоке проходы, но их оказалось недостаточно для наступающих частей. Поэтому многим самодельные маты помогли при преодолении заграждения.

Взвод Василия Стрежнева был придан стрелковой роте, поддерживал пехотинцев огнём «максимов», уничтожал огневые точки врага. Бой тот для взвода был удачным, никто из солдат не погиб, хотя немцы вели ожесточённый огонь по наступающим.

В первой траншее обороны гитлеровцев Василий Стрежнев наткнулся на пулемётное гнездо. В нём убитыми лежали три фрица, а вся земля усыпана стреляными гильзами. Точнее, за гильзами и земли не было видно. Количество стреляных гильз наглядно свидетельствовало о том, что гитлеровцы не собирались оставлять занимаемый рубеж, ожесточённо вели огонь по цепи наступающих советских солдат. Но были уничтожены нашими пулемётчиками.

После взятия первой линии обороны фашистов наступление по каким-то причинам было приостановлено. Солдатам привезли ужин, выдали фронтовые 100 граммов. Выставили боевое охранение. А примерно в два часа ночи поступает приказ: вперёд, на врага!

Вести боевые действия ночью – дело сложное. Где находятся огневые точки противника – можно определить лишь по вспышкам ружейно-пулемётной стрельбы. Враг тоже не видит наступающих и лупит из всего стрелкового оружия в ночную темень... Положение усугублялось тем, что фашисты массово использовали разрывные пули. Пули, попадая в ветки и стволы деревьев и кустарников, разрывались. Разрывы слышались со всех сторон и создавалось впечатление, что весь перелесок превратился в большой огненный котёл.
Стрелковая рота и пулемётный взвод попали под плотный огонь фашистов. Цепь наступающих накрыла волна разрывов. Видимо, миномётчики хорошо пристреляли этот участок перед линией окопов, поэтому рота и взвод стали нести потери.

– Смотрю, – вспоминает ветеран, – один из моих «максимов» замолк. Я к нему, вижу, первый номер убит, второй тяжело ранен. Лёг сам за пулемёт...

Пять огневых точек врага уничтожили пулемётчики взвода Василия Стрежнева в этом бою. И тем самым сберегли жизни наступавших солдат. После боя к младшему лейтенанту подошёл командир роты: «Молодец! Сколько огневых точек врага заставил замолчать!» Пулемёт «максим» по тем временам обладал хорошей скорострельностью и дальностью стрельбы, велика была и убойная сила. И уж если пуля попадала в цель, то наносила серьёзный вред противнику. Так что в своеобразной дуэли с гитлеровскими пулемётчиками советские одержали победу. Свою лепту в это внёс и Василий Стрежнев, который вместе с «максимом» шёл в первых рядах наступающих солдат. А к концу дня осколок от разорвавшейся мины тяжело ранил и младшего лейтенанта.

– Я уже в медсанбате вспомнил слова старшего лейтенанта Кудряшова, – рассказывает Василий Иванович. – Перед наступлением мы собрались у командира батальона. Там каждому подразделению определили задачи, которые предстояло выполнить. Ну, а после этого Кудряшов и говорит, что взводный на войне живёт три дня. Мы уже три дня провоевали, завтра надо ждать чего-то нехорошего. Так и случилось. Кудряшова ранило, я его в медсанбате догнал. И меня осколок не обошёл стороной. К сожалению, Кудряшов умер от ран в медсанбате. А меня отправили в госпиталь.

В медсанбате Василий Стрежнев узнал, что ему присвоено звание лейтенанта. Об этом рассказал раненый боец. Мол, было построение батальона, и там зачитали приказ о поощрениях и награждениях.

– У кого-то нашлись две звёздочки, мне их тут же укрепили на погонах, – вспоминает ветеран. – Я говорю, документов же никаких нет, как я буду ходить лейтенантом? Фронтовики не врут, – последовал ответ. – Раз сказали, что звание присвоено, значит, так оно и есть. Носи смело лейтенантские погоны. Ну а когда из госпиталя выписывался, документы уже были оформлены на лейтенанта. Тут я уже окончательно уверовал в то, что получил очередное офицерское звание...

О том, что Василий Стрежнев за тот памятный бой у деревни Ушаково награждён медалью «За отвагу» ветеран не знал долгих 70 лет. Представление о награждении командиром полка было подписано 21 августа 1943 года.

– Мне ещё в госпитале врач говорил, давай, пошлём запрос, вдруг тебя к награде представили, – говорит Василий Иванович. – А я ответил, в звании повысили, какая ещё может быть награда? Оказалось, прав был врач, командование действительно представило меня к награде. Но поскольку я попал в госпиталь, в полку подумали, что награда найдёт меня сама.

После излечения Василия Стрежнева направляют в учебный центр города Пушкино.

Изучали поступившие на вооружение Красной армии зенитные самоходные установки М 17 американского производства. Эти машины поступали на вооружение зенитно-артиллерийских полков, механизированных и танковых корпусов, а также зенитно-артиллерийских дивизий танковых армий.

Советское командование быстро оценило мощь огня этих ЗСУ и обычно включало их в состав передовых отрядов наступающих танковых войск. Таким группам нередко удавалось внезапным ударом захватывать населённые пункты, мосты и узловые железнодорожные станции. Закончив обучение, Василий Стрежнев был направлен в 120-й артиллерийский полк девятого гвардейского танкового корпуса Первого Белорусского фронта. С корпусом дошёл до Берлина. За берлинскую операцию награждён орденом Красной Звезды.

2 мая с группой солдат и офицеров Василий Стрежнев побывал у рейхстага. Увидел, как много желающих оставить свой автограф на его стенах. Еле-еле нашёл свободное место, чтобы написать свои имя и фамилию...
Георгий Тимофеев.

Комментарии (0)

Связаться с нами
© 2014—2020