Ейский десантник рассказал о своей службе в знаменитой 9-й роте

И купол парашютный над головой…
Когда Олег Ульянов сказал родителям о том, что собирается поступать в Рязанское высшее воздушно-десантное училище, те удивились. Откуда у сына стремление к этой нелегкой профессии? В их роду десантников никогда не было. В станице Староминской, где они жили, не то что аэроклуба - в ДОСААФ секции парашютистов не было. Но препятствовать выбору сына не стали. Снарядили в дорогу и отправили в Рязань.

Училище Олег закончил с золотой медалью и красным дипломом. Было право выбора места службы. Либо в группу советских войск в Германии (а это считалось очень перспективным распределением), либо в город Кировобад Азербайджанской ССР. Молодой офицер выбрал второе. По всей видимости, на выбор повлиял пример начальника училища, Героя Советского Союза, генерал-майора Альберта Слюсаря. Тот до назначения в Рязань командовал дивизией в Афганистане. И на встречах с курсантами неоднократно подчёркивал, что офицер-десантник для выполнения поставленной задачи должен уметь преодолевать все трудности, уверенно чувствовать себя в любой критической ситуации, находить правильные решения по выходу из неё. И только пройдя, как говорят, огонь, воду и медные трубы, можно стать настоящим офицером. А где можно испытать себя на прочность? Не на асфальтированном плацу, а в труднодоступных горных районах!

В Кировобаде молодой лейтенант прошёл подготовку по ведению боевых действий в горах. Там он хорошо узнал, что значит воевать в горной местности. Днём температура воздуха поднимается за плюс 40, на броне БМП можно жарить яичницу, настолько сильно она раскаляется на солнце. А ночью температура, бывает, опускается до нулевой отметки. Перепад температур – огромный. И не каждый человеческий организм выдерживает такое.

После курса подготовки Олега направили в Афганистан командиром десантно-штурмового взвода девятой роты. Той самой, о подвиге которой был снят знаменитый одноимённый фильм. Но в боевых действиях девятой роты он участия не принимал. Незадолго до тех событий его перевели в другую роту, где остро ощущалась нехватка офицеров.

В составе этого подразделения он и занимал позицию на одном из склонов ущелья. На них и вышла банда душманов. Личный состав атаку отразил, бандиты отошли. Видимо, посовещавшись, решили, что местность для атаки не выгодная. Советские воины занимали высоты, с которых хорошо простреливается близлежащая местность. Поэтому душманы изменили направление движения и вышли на девятую роту.

- Бой там был очень жестокий, - говорит Олег Юрьевич. – Мы слышали ружейную стрельбу, взрывы гранат. Но у нас был приказ: держать занимаемую позицию. Солдаты и офицеры сражались мужественно, отошли, забрав раненых и убитых после того, как иссякли почти все боеприпасы. Прикрывать отход остались два сержанта: Александров и Мельников. Когда у них кончились патроны, они взорвали себя гранатами. За этот подвиг посмертно удостоены звания «Герой Советского Союза».

Душманы, видимо, прониклись уважением к мужеству наших бойцов, потому что выдали их тела. Обычно они издевались над убитыми. Здесь же - высшая степень почтения и уважения.

Коварство «духов» не знало границ

- Стоит наше подразделение на позиции, - вспоминает Олег Юрьевич. – Подходят несколько афганцев. Мол, мы свои. Афганские племена нередко враждовали друг с другом. Одни поддерживали правительство Наджибуллы и вроде бы считались своими. Но при этом они не упускали удобного случая пырнуть ножом либо выстрелить в спину советскому солдату или офицеру.

Когда афганцы подошли к позиции, то стали говорить: «Вы наши братья, мы боремся с вами против одного врага, откушайте с нами арбузов, дынь».

Во взводе Олега сержантом был таджик. Он довольно хорошо понимал местные наречия. Лейтенант и сказал ему: «Сиди в окопе, слушай, о чем говорят. Если что, свистнешь». А бойцам приказал быть готовыми к открытию огня.

Через несколько минут разговора раздался условный свист. Олег предупредил гостей, что если те переступят черту, солдаты откроют огонь на поражение, а сам подошёл к сержанту.

- Товарищ лейтенант, «духи» что-то замышляют, - докладывает сержант. – Говорят, главное, чтобы он, то есть вы, подальше отошли от позиции.

После этой информации Олег Ульянов прекратил общение с душманами, пояснив, что служебные дела не позволяют впустую проводить время. Те удалились восвояси.
А через некоторое время на фланге раздались автоматные очереди. Там находилась группа корректировщиков. Солдаты во главе с офицером вскочили на БМП, подъехали к месту стрельбы. И увидели несколько расстрелянных в упор бойцов и офицера. Выяснилось, что к ним подошли те же душманы, предложили поесть арбузов. Только солдаты присели на землю, как их тут же в упор расстреляли из автоматов, после чего «духи» быстро скрылись. Один из корректировщиков из окопа не вышел, поэтому и остался жив.
- Я ещё раз убедился, - говорит Олег Юрьевич, - что здесь, на афганской территории, надо быть предельно бдительным, не поддаваться на различные уловки. Ведь за, казалось бы, дружелюбной улыбкой нередко таилась опасность. Примеров этому, когда солдаты и офицеры гибли по своей беспечности, к сожалению, немало.

Воевал не за награды
В декабре 1987 года роте, где служил Олег Ульянов, поставили задачу обеспечить проход колонн с грузами в провинцию Хост. Население этой провинции было на стороне Афганского правительства, но дорога к ней проходила через враждебную территорию. «Духи» постоянно минировали дорогу, обстреливали колонны.

Рота десантников вышла к намеченному рубежу, сбила с господствующих высот засевших душманов. Расположились таким образом, чтобы контролировать подходы к дороге, и тем самым пресечь все попытки противника напасть на движущиеся колонны.

Почти до конца февраля 1988 года взвод Олега находился на боевой позиции. За прошедшие с начала операции два месяца была отбита не одна атака душманов, пресечено множество попыток минирования дороги. Словом, поставленная командованием задача была выполнена. При этом во взводе Олега Ульянова все солдаты остались живы.

- Я могу спокойно смотреть в глаза всех матерей, чьи сыны проходили службу в моём подразделении, - говорит Олег Юрьевич. – Потому что все они вернулись домой живыми.

За эту операцию отличившихся воинов командование представило к правительственным наградам. Олег Ульянов был награждён орденом Красной Звезды.

Когда пришло долгожданное время вывода советских войск из Афганистана, роте, где служил Олег Ульянов, было приказано обеспечивать безопасность прохода колонн на одном из участков горной дороги. Десантники стояли на позиции и с завистью смотрели, как их товарищи по оружию возвращаются в Союз. И с нетерпением ждали, когда же поступит приказ двинуться следом.

Из-за постоянных боевых стычек с душманами в роте из 11 боевых машин осталось только четыре. И надо же такому случиться, что у одной из БМП заклинил двигатель. А ремонтные мастерские полка уже находились по пути в Союз. У перевала они сбрасывают двигатель, по рации командиру роты сообщают, где он находится. До него несколько километров по горному серпантину. Сломанную БМП цепляют к тягачу.

Добравшись до оставленного двигателя, десантники сразу понимают, что заменить его будет непросто. Никаких подъёмных механизмов в наличии нет. Что делать?
- На наше счастье, - рассказывает Олег Юрьевич, - поблизости стояло несколько танков. Подхожу к танкистам, говорю, так и так, помощь нужна.

Те в ответ, а мы что сможем? В общем, с помощью башенных орудий двух танков вытащили из БМП вышедший из строя двигатель, поставили исправный. Вся операция по ремонту заняла около шести часов. Командир полка очень сильно удивился, когда ему доложили, что БМП отремонтирован. В полевых условиях, без какой-либо ремонтной техники? За шесть часов?

Как и положено, отличившихся представили к государственным наградам. Вот только фамилии Ульянов в списке награждённых не оказалось. Кто-то из штабистов посчитал, что два ордена Красной Звезды для старшего лейтенанта вполне достаточно. А третий орден для него явно будет лишним. Наградили за оперативный ремонт БМП помощника командира батальона по технической части, которого в тот момент даже рядом не было.

После возвращения в Союз Олег Ульянов вместе со своим подразделением побывал в разных горячих точках СССР. Сумгаит, Нагорный Карабах, Тбилиси, площадь Шота Руставели, где советские десантники стояли в оцеплении без оружия. После тех памятных событий, каких только небылиц не пришлось ему услышать про десантников. Особенно веселила история про бабушку, которая полтора километра убегала от десантника.

Приехав в отпуск к родителям в Староминскую, Олег решил, что пора завязывать с кочевым образом жизни. Поехал в Ейск, пришёл на приём к начальнику авиационного училища Владимиру Горбась при всех наградах. И сказал, что хочет проходить службу здесь. Если нет офицерских должностей, согласен хоть дворником.

Тот, задав несколько вопросов, поинтересовался: начальником парашютно-десантной службы полка пойдёшь? Олег согласился.
Традиция живёт
У десантников существует традиция. День ВДВ отмечать в стропах парашюта. Этому в былые годы способствовало руководство авиационной дивизии, училища. После их расформирования любители парашютного спорта всякими правдами и неправдами поднимались в небо, чтобы совершить очередной прыжок. Приходилось прыгать даже с дельтаплана. На праздничных торжествах, посвящённых вековому юбилею училища, Олег Ульянов спустился в стропах с небес на аэродром с вымпелом «100 лет ЕВВАУЛ». Планирует совершить прыжок и 2 августа.

Комментарии (0)

Связаться с нами
© 2014—2022