О чем говорят в Ейске

Две недели назад закончил свою работу кинофестиваль «Провинциальная Россия». Одни называют его третьим, другие принципиально — четвёртым, вспоминая тех, кто организовал первый «Маяк». Если чем и отличался нынешний кинофестиваль от предыдущего, так это дождливой погодой. Она помогла создать впечатление повышенного интереса к фильмам, демонстрировавшимся в кинотеатре «Премьер». А оскорбления, толкотня, крики в очереди ещё раз засвидетельствовали культурный уровень поклонников кино. Радует только то, что среди берущих штурмом вход в зал мало было ейчан, особенно молодёжи и элиты общества.

О фильмах наша газета писала много, не буду повторяться, скажу только, что я не была удивлена, что высокое жюри под председательством Валентины Талызиной лучшим фильмом признало фильм «Ленинград». Я знакома с мнением зрителей, их голосованием. Их симпатии с жюри не совпали. Не надо быть большим профессионалом, чтобы понять, почему именно так легла карта с призами.

Нынешний год — год 70?летия Победы. Хочу в связи с кинофестивалем поговорить о другом. Кстати, на это обратили внимание журналистов и наши читатели. Что дал ейчанам в плане идеологическом кинофестиваль? Ну «потусили» немного, поели-попили, показали своё гостеприимство, щедро расплатились с артистами, а что дальше? Вернее, что ещё?

Не зря же глава района подарил почти неделю своего драгоценного времени встречам, фуршетам, пресс-конференциям. И вся команда, забыв о проблемах района, занялась распределением билетов, определяла, кому где сидеть-стоять, кому быть допущенным на банкеты, на день рождения известного артиста и т. д.

Ейчане не разделяют восторгов руководства местной власти. И советуют впредь использовать кинофестиваль ещё и для того, чтобы сохранять и поддерживать дух искусства. Пока что всё направлено на выяснение, кто лучше.

Специалистам от культуры они ставят двойку и считают, что никакого повышения уровня мероприятия не получилось. Третий фестиваль был значительно беднее на идеи, чем предыдущие. В юбилейный год Победы не было масштаба. Ветераны войны не стали почётными гостями кинофестиваля. Читатели считают, что они наравне со звёздами кино должны были пройти по ковровой дорожке на церемонии объявления победителей. Легендарных личностей в Ейском районе достаточно (представляю, что скажет Новожилов, если эту идею ему предложить).

Ейчане советуют устроителям использовать кинофестиваль ещё и для того, чтобы вернуть в глубинку интерес к кино. Задействовать надо было рекордное количество кинозалов для показа картин. Что? Их нет в районе? А куда делись? В каждой станице были киноустановки. А теперь фильмы демонстрировались в одном зале киноцентра «Премьер». А устроители с восторгом отмечают, что очереди были огромные. Мне могут возразить, что на селе нет зрителей.

Все сидят у телевизоров или компьютеров. Неправда. Нет зрителей тогда, когда нет залов. Сравните, в США 49 тысяч кинозалов, в КНР только за последние 10 лет построили 25 тысяч. В 1990 году в РСФСР было 15 тысяч кинотеатров, а сейчас в России 3,5 тысячи. А по приобретению билетов падение 25?кратное.

Наверное, по- этому директор «Ленфильма» предлагает правительству России запустить в стране ни много ни мало программу новой кинофикации. Что ж мы в этих целях не используем кинофестиваль?

Ещё мнение. Руководство района не устаёт повторять, что кинофестиваль проводится с целью привлечения отдыхающих, популяризации Ейска как курорта. А курорт мы называем семейным. Гости советуют отдельное внимание на фестивале уделять детским фильмам. Даже назвали фильм, которого ждали, — приключенческую ленту режиссёра Ольги Беляевой «Тайна тёмной комнаты». В ней, оказывается, снялась Ирина Скобцева!

В рамках фестиваля должна была развернуться и показать себя в полной красе местная культура. Ничего подобного, никаких своих программ. Разве что один из начальников блеснул своим талантом на корпоративе, развлекая гостей пением.

Было у читателей и такое предложение: вручать не только хрустальный приз лучшему кино, но и именную премию. Тем более что она уже у нас есть. Это премия Сергея Бондарчука.

Пора менять и формат пресс-конференций. Из официальных и сухих мероприятий они должны превратиться в увлекательные беседы авторов с публикой и журналистами.

«Провинциальная Россия» при насыщенности событий должна стать камерным и уютным мероприятием.

Но на все лады ейчане обсуждают сегодня не вопросы искусства. Их интересуют предстоящие выборы главы района. Каких только имён нет! Фантазии нет предела!

21 июля ейчане ждут приезда врио губернатора края Вениамина Кондратьева. В народ просачиваться стало мнение некоторых депутатов, солидных экономистов и бизнесменов, «почётных и нечётных» граждан. Мол, зачем что-то менять? Пришлют нового, а он пока войдёт в курс дела, время будет упущено. Пусть уж лучше будет всё как есть. Просто надо спросить построже с главы за работу.

Что ж не спрашиваете, господа хорошие? И кто мешает уже сегодня хорошо работать? А то производства нет, цены растут, здравоохранение в кризисе. Прибыль даже не моросит. Правда, при этом потешные опросы общественного мнения утверждают, что 68,5% населения довольны эффективностью деятельности главы района. И местную власть такое настроение народа вполне устраивает. Зачем что-то менять, когда жизнь у чиновников и «приближенных к телу» устроена, на хлебных местах в администрации и управлениях нужные люди.

Зачем реформы, если чиновники, да и депутаты, из года в год наращивают зарплаты и довольствия. Суды над главами двух поселений района показали, что в первую очередь заботит власть. Приближенные к «мест­ ному Кремлю» средства массовой информации без устали лакируют действительность, относя «местные проблемы» на счёт кризиса.

Нам приходится общаться с народом ежедневно. Ейчане города и особенно села не скрывают, что обеднение налицо. В бедности живёт каждая третья семья. Даже президент В. Путин высказал озабоченность тем, что в России наблюдается рост смертности и заболеваемости. А наша власть этого не видит. За то, что журналист назвал цифры смертности в ейском здравоохранении, на газету грозят подать в суд. А вы говорите, что без М.Н. Тимофеева будет ещё хуже. Вам не приходило в голову, что хуже уже некуда?

Есть ещё одна проблема, которая не исчезает из разговора на кухне, на лавочках у домов, она постоянно присутствует и в откликах наших читателей. Здравоохранение! Ейчан перехлёстывают эмоции, когда они рассказывают о своём опыте общения с экскулапами, безразличии, очередях, где надо ждать приёма по два часа. «Мы привыкли, говоря о медицине, спокойно называть факты. Мол, врачей не хватает (их просто нет), средств мало, материальная база слабая. А надо бить в колокола. Лечить ейчан некому!

Смертность растёт. Людей банально вытесняют из бесплатной медицины в платную. А там меньше тысячи рублей уже приёмов врачей нет. Медицинская организация, которая зарабатывает деньги на больных, не занимается их лечением. Это вещи «несовместимые», — написала нам А. Гурдина, откликнувшись на нашу публикацию о планёрке в районной администрации.

Читатели часто задают вопрос, кто контролирует частные клиники, кому они подчиняются? В городе они растут как грибы после дождя, но никак не влияют на увеличение количества спасённых жизней. А ведь назначение медицины — давать государству здоровых людей. Я часто задаю вопрос собеседникам: что мешает навести порядок в этой отрасли в Ейске? Отсутствие головы, дают они мне ответ.

Ну разве может любитель выпить создать команду, которая бы встала во весь рост на охрану здоровья ейчан. И ещё — нет чётких целей. Есть разовые мероприятия и видимость создания системы. А именно созданием системы и должен заниматься заместитель главы района по соцвопросам. Пока его хватает на участие в планёрках у главврача.

Помню шутку — курировать — значит вмешиваться в то, в чём ты не разбираешься. И ещё читатели требуют от власти положить конец царству теней в мире финансов. Только и слышим, сколько миллионов направлено в медицину. Цифры должны впечатлить население. Но в лечебных учреждениях возмущающимся говорят: «А что вы хотите, нет денег. Хорошее здравоохранение стоит слишком дорого». Что значит «слишком дорого», никто не объясняет. Интересно знать, сколько (в абсолютных цифрах) выделяется средств на одного больного. И какая эффективность ейской системы.

Валентина ДОЛГИХ, Заслуженный работник культуры России

Комментарии (0)

Связаться с нами
© 2014—2020