В Ейске больше нет "Кошкиного дома"

«Кошкиного дома», который отдыхающие считали достопримечательностью военного городка, больше не существует. Просуществовавший много лет кошачий приют разгромили разъярённые жильцы дома № 118 на улице Янышева. Точнее, группа во главе с проживающей в этом доме Зоей Васильевной Соболевой, начальницей управления ветеринарии Ейского района.

Утром 6 июня, когда «активистки» собрались у подъезда, пенсионерка Тамара Униарх, опекавшая приют, сообщила в полицию о готовящемся самоуправстве. Прибывший наряд взял письменные объяснения у той и у другой «сторон» и… отбыл с места событий. Тамаре Григорьевне стражи порядка сказали, что «если бы на домик были документы, тогда бы это было строение (пусть даже самовольное), а так полиции защищать нечего». После этого к «несуществующему» строению прибыла вызванная Соболевой бригада с ломами и кувалдой. Подъехала машина, чтобы вывезти «строительный мусор». Трое не вполне трезвых мужчин, которым «поднесли» ещё и в перекур, начали крушить «Кошкин дом».

Свидетелей тому достаточно. Заметив, что Галина Огурцова, известная ейчанам зоозащитница и кинолог, снимает происходящее, один из работников пригрозил разбить видеокамеру. Он схватил кувалду и стал размахивать ею перед снимавшей. Не буду приводить «эпитеты» и оскорбления, которыми организаторы погрома осыпали стоявшую рядом Тамару Григорьевну и тех, кто ей сочувствовал. «Бог вам судья», - повторяла пенсионерка.


В Ейске больше нет "Кошкиного дома"


В течение трёх часов, пока продолжались незаконные, не санкционированные судом действия, зоозащитники звонили в полицию несколько раз, но полиция бездействовала. «Это не строение, это просто халабуда», - отвечал сотрудник дежурной части.
Если следовать подобной логике, то Росреестр и мировой суд, именующие «Кошкин дом» именно незаконным строением, всё это время занимались ерундой? Дело в том, что кошачий приют находился на земле минобороны, но до конца года должен быть завершён процесс её передачи в муниципальную собственность. И тогда, по договорённости ОЗЖ «Ковчег» с местными властями, должно было быть найдено конструктивное решение о сохранении кошачьего приюта на прежнем месте или о переносе его на близлежащую территорию, о чём была поставлена в известность группа противников приюта. Обращение в адрес ейских городской и районной администраций с просьбой подойти к решению проблемы гуманно и цивилизованно направило и международное общество защиты животных «Большие сердца» (центральный офис в Лондоне, отделение в Москве).

ОЗЖ «Ковчег» достигло договоренности с Росреестром о продлении срока нахождения домика-приюта на указанной территории до завершения процесса передачи земли городу и цивилизованного решения проблемы. Одновременно в мировом суде решался вопрос о правомерности наложения штрафных санкций на опекавшую приют пенсионерку. И Тамара Униарх была освобождена от штрафа, поскольку не она строила стихийно возникший и существующий уже лет семь кошачий приют. И даже если бы суд принял решение о сносе незаконного строения, исполнять его должны были бы судебные приставы, а никак не агрессивная толпа.

Особый цинизм организаторов самоуправных действий был в том, что разрушали «Кошкин дом» под их поучения о том, каким «должен быть правильный приют – с клеточками, вентиляцией» и т.п. Однако за семь лет существования приюта никто из «блюстительниц санитарии» не сделал ровным счётом ничего, чтобы помочь приюту «соответствовать требованиям». Жильцы многоэтажки лишь подкидывали в «Кошкин дом» коробки с котятами. Замечу, жившие там кошки были стерилизованы. Их регулярно осматривал ветеринар и делал все необходимые прививки. Опекавшая приют Тамара Униарх следила за чистотой прилегающего палисадника. Кошек пристраивали в добрые руки.

Никто не спорит с тем, что требования закона, в том числе санитарии, нужно выполнять. Но кто поспорит с тем, что не одно и то же – снести кошачий приют или, скажем, газетный киоск. Свершившие самосуд лишь усугубили проблему. Лишившиеся крова мурки теперь обречены - зимой на месте бывшего приюта разыграется настоящая трагедия. Понятно, не для всех – для тех, кто не утратил чувства сострадания. Сейчас Тамара Григорьевна продолжает под проклятия и угрозы «активисток» кормить кошек. Тщательно соблюдает чистоту, каждый раз уносит скатерти-картонки, убирает мисочки (впрочем, воду постоянно кто-то выливает). А когда поздно вечером пенсионерка обнаруживает на месте кошачьего домика оставленные сердобольными людьми коробки с одеялами, она их убирает, чтобы лишившиеся убежища мурки не стали лёгкой добычей для собак (часть кошек уже погибли).

В Ейске больше нет "Кошкиного дома"

Районное общество защиты животных «Ковчег» обратилось в прокуратуру с заявлением о бездействии полиции, отказавшейся пресечь самоуправные действия группы жильцов. Гвоздём сидит в душе деталь: наивная пенсионерка, желая защитить приют, однажды вывесила рядом объявления: «Кошкин дом» находится под охраной ОЗЖ «Ковчег». В тот день кто-то из членов общества был в отъезде, кто-то на работе, а кто-то узнал о случившемся слишком поздно. Не помогли…

Комментарии (0)

Связаться с нами
© 2014—2020